Нюрнбергский процесс

Нюрнбергский процесс

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 19.05.1995 № 80 «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» важнейшим направлением государственной политики Российской Федерации по увековечению Победы советского народа в Великой Отечественной войне является решительная борьба с проявлениями фашизма. Российская Федерация берет на себя обязательство принимать все необходимые меры по предотвращению создания и деятельности фашистских организаций и движений на своей территории.

В Российской Федерации запрещается использование в любой форме нацистской символики как оскорбляющей многонациональный народ и память о понесенных в Великой Отечественной войне жертвах.

Запрещается пропаганда либо публичное демонстрирование атрибутики или символики организаций, сотрудничавших с группами, организациями, движениями или лицами, признанными преступными либо виновными в совершении преступлений в соответствии с приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Нюрнбергского трибунала) либо приговорами национальных, военных или оккупационных трибуналов, основанными на приговоре Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Нюрнбергского трибунала) либо вынесенными в период Великой Отечественной войны, Второй мировой войны.

Постановлением № 186-СФ Совета Федерации Федерального Собрания РФ 20.05.2015 утверждены следующие рекомендации «Политико-правовые аспекты противодействия реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников: сравнительный анализ и уроки на будущее».

В 2015 году человечество отмечает 70-летие победы над германским нацизмом, вовлекшим мир в самую жестокую и кровопролитную войну из всех войн в истории.

В соответствии с приговором Международного военного трибунала в Нюрнберге были осуждены главные военные преступники европейских стран, виновные в совершении военных преступлений, преступлений против мира и человечности. Таким образом был делегитимизирован сам нацистский режим, что явилось юридическим закреплением итогов Второй мировой войны. Принципы Устава Международного военного трибунала, нашедшие выражение в приговоре Международного военного трибунала, стали общепризнанными принципами международного права и получили свое развитие в многочисленных международных актах, принятых, в частности, Организацией Объединенных Наций, созданной в результате взаимодействия держав-победительниц.

Однако на протяжении всех семи десятилетий, прошедших с окончания Второй мировой войны, не прекращаются попытки отрицания фактов исторических событий наперекор приговору Международного военного трибунала даже в тех странах, народы которых пережили фашизм как собственную историю и которые не имели шанса не только на развитие, но и на само существование в случае его победы.

Современный ревизионизм проявляется в приравнивании нацистского режима, поставленного вне закона в Нюрнберге, к тем политическим явлениям (в частности, к сталинизму в СССР), которые не были предметом рассмотрения Международного военного трибунала. При этом игнорируется тот факт, что СССР был основной жертвой агрессии германского нацизма и в дальнейшем одним из учредителей Международного военного трибунала и Организации Объединенных Наций. Принимаются различного рода заявления, резолюции и законы, в которых вместо однозначного осуждения германского нацизма говорится о неких «преступлениях тоталитарных режимов».

Статья 6 Устава Международного военного трибунала предусматривает, что ответственность за совершение военных преступлений против мира и человечности должны нести не только непосредственные исполнители преступлений, но и «руководители, организаторы, подстрекатели и пособники». Несмотря на это, пособники нацистских преступников представляются как «участники национально-освободительного движения», «повстанцы», «борцы против советской оккупации» и тому подобное.

Отчасти это связано с тем, что уходит из жизни поколение непосредственных свидетелей той трагедии, а массив литературы, посвященной рассмотрению и оценке нацистского оккупационного режима и коллаборационизма в европейских странах, неоднороден. Налицо и осознанная политика по избирательному подбору и последующей вольной интерпретации исторических фактов, действительно имевших место, а также по откровенной фальсификации событий предвоенной истории Европы и последовавшего затем мирового военного конфликта с целью размыть итоги Второй мировой войны и заменить выстраданную и апробированную конструкцию послевоенного мироустройства на несправедливую и неустойчивую модель однополярного мира.

Очевидно, что приговор Международного военного трибунала, а также позиция международного сообщества, выраженная, в частности, в резолюциях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, не могут пересматриваться или корректироваться отдельными государствами.

При этом не может не вызывать озабоченности тот факт, что именно в Европе, где в свое время возник нацизм и пришли к власти его приверженцы, сегодня не дается жесткий отпор попыткам возродить и оправдать это явление, четко прослеживается тенденция подмены итогов Второй мировой войны итогами «холодной войны», интерпретируемыми в духе актуальной политической конъюнктуры. В декабре 2014 года на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций при голосовании по резолюции «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» четыре страны — США, Канада, Украина и Палау — высказались «против». При этом 51 государство воздержалось.

Фактически в единую кампанию слились антироссийские, русофобские и антисоветские выступления и акции на национальном и межнациональном уровнях, что делает возможным не только оправдание, но и героизацию пособников нацистов. Так, 9 апреля 2015 года это произошло на Украине, когда Верховная Рада поспешно приняла законы, вызвавшие протесты в сопредельных государствах, жители которых в военные годы стали жертвами украинских националистов. По-прежнему отсутствует внятная и недвусмысленная реакция Европейского союза на практику реабилитации нацистских преступников и их пособников на его собственной территории — в Латвии и Эстонии, где регулярно проходят шествия легионеров «Ваффен-СС» и иных коллаборационистов, их потомков и сторонников.

Участники парламентских слушаний отмечают следующее.

Изуверская и ксенофобская идеология, основанная на идеях о расовом превосходстве и лежащая в основе такого беспрецедентного явления, как нацизм, не может быть приравнена к любым другим идеям и практикам (что само по себе являлось бы ее определенной реабилитацией) и подлежит осуждению в любых проявлениях. Все акции бывших нацистов и их пособников, как и мероприятия в их поддержку и оправдание, должны быть объявлены государствами, в которых они планируются или проводятся, вне закона. Никакие доводы в пользу нацистских преступников и их пособников, а также произвольные интерпретации начала, событий и итогов Второй мировой войны, ссылки на факты послевоенной истории и на политизированные решения, принятые некоторыми государствами, не могут приниматься во внимание при осуждении нацистских практик и участия в них пособников нацистских преступников.

Совместную победу в борьбе за освобождение человечества от нацистского порабощения ценой огромных жертв и тяжелейших испытаний одержали народы государств антигитлеровской коалиции. При этом решающий вклад сделал многонациональный народ СССР, для которого эта война стала поистине Великой Отечественной и Священной. Люди шли воевать, не разделяя друг друга по национальному признаку, каждый воевал за свой народ, за свою страну против общего смертельного врага.

Современное искажение истории Второй мировой войны и оправдание германского нацизма и его сравнение с другими режимами и идеологиями имеют практическую цель — переложить на современную Россию ответственность как за мнимые и реальные ошибки и просчеты советского руководства, так и за действия других государств и политиков в предвоенный, военный и послевоенный периоды, столкнуть страны, являющиеся наследниками героической истории государств антигитлеровской коалиции, в исторически бессмысленном и с моральной точки зрения кощунственном споре о так называемом национальном вкладе в общую победу. Все это представляет прямую угрозу не только национальной безопасности Российской Федерации, но и европейскому сотрудничеству и международной стабильности.

 

8 августа 1945 года, через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. В дальнейшем к Соглашению присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Разработанные Соглашение и Устав приобрели столь большой авторитет, что их положения утверждены Генеральной Ассамблеей ООН как общепризнанные международные принципы борьбы с преступлениями против человечества.

 

Членами Международного Трибунала были назначены представители четырех великих держав СССР, США, Великобритании, Франции. От СССР членом Трибунала стал заместитель председателя Верховного суда Советского Союза  генерал – майор юстиции И.Т. Никитченко.

Для расследования и поддержания обвинения был образован Комитет из главных обвинителей: от СССР —   Роман Андреевич Руденко (на тот момент являлся прокурором Украинской ССР, впоследствии Генеральный прокурор СССР с 1953-1981г.г.),  от Великобритании — Х. Шоукросс, от США — Роберт Х. Джексон, от Франции — Ф. де Ментон, а затем Ш. де Риб.

 

Судебный процесс над группой главных нацистских военных преступников проходил в Нюрнберге с 20 ноября 1945г. по 1 октября 1946 г.

Суду были преданы высшие государственные и военные деятели Третьего рейха: Герман Геринг, Рудольф Гесс, Иоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель, Эрнст Кальтенбруннер, Альфред Розенберг, Ханс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрайхер, Вальтер Функ, Карл Дениц, Эрнст Редер, Бальдур фон Ширах, Фриц Заукель, Альфред Йодль, Артур Зейс-Инкварт, Альберт Шпеер, Константин фон Нейрат, Ханс Фриче, Ялмар Шахт, Роберт Лей (повесился до начала процесса), Г. Крупп (был признан неизлечимо больным, и его дело было приостановлено), Мартин Борман (судился заочно, так как скрылся и не был разыскан) и Франц фон Папен.

Всем им было предъявлено обвинение в составлении и осуществлении заговора против мира и человечности (убийство военнопленных и жестокое обращение с ними, убийство гражданского населения и жестокое обращение с ним, разграбление общественной и частной собственности, установление системы рабского труда).

Был также поставлен вопрос о признании преступными таких организаций, как НСДАП, штурмовые (СА) и охранные отряды нацистской партии (СС), служба безопасности (СД), государственная тайная полиция (гестапо), правительственный кабинет и генштаб.

В ходе процесса состоялось 403 открытых судебных заседания, было допрошено 116 свидетелей, рассмотрены многочисленные письменные показания и документальные доказательства (в основном официальные документы германских министерств и ведомств, генштаба, военных концернов и банков). В качестве доказательств фигурировали книги, статьи, публичные выступления нацистских лидеров, фотографии, документальные фильмы, кинохроника. Достоверность и убедительность этой базы не вызывала сомнений.

«Да свершится же над фашистскими палачами суд народов – справедливый и суровый!» — из речи государственного обвинителя от СССР Р.А. Руденко.

30 сентября — 1 октября 1946 был оглашен приговор.

Все подсудимые, кроме Шахта, Фриче и фон Папена, были признаны виновными в предъявленных обвинениях и приговорены: Геринг, Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Штрайхер, Заукель, Йодль, Зейс-Инкварт и заочно Борман — к смертной казни через повешение; Гесс, Функ и Редер — к пожизненному заключению; Ширах и Шпеер — к 20, Нейрат — к 15, Дениц — к 10 годам тюрьмы. Были признаны преступными организациями СС, гестапо, СД и руководящий состав НСДАП.

Член Международного Трибунала от СССР И. Т. Никитченко с оправданием троих обвиняемых не согласился. Советский судья изложил свое возражение в Особом мнении. Оно было оглашено в суде и составляет часть приговора.

Ходатайства осужденных о помиловании были отклонены Контрольным советом, и в ночь на 16 октября 1946 приговор о смертной казни был приведен в исполнение (Геринг покончил самоубийством незадолго до казни).

Нюрнбернский процесс фактически подтвердил главный вывод о фашизме, как открытой террористической диктатуры. Трибунал перед всем миром раскрыл человеконенавистническую сущность нацизма, его идеологических и политических установок, изобличил преступный характер расовой доктрины гитлеризма, являющейся идейной основой для подготовки и развязывания агрессивной войны, для массового истребления людей.

Суд народов явился одной из важнейших вех на пути к развитию прогрессивных принципов международно-правовых соглашений, положил начало формированию системы юридических норм, которые признаны охранять мир, вести борьбу с агрессией, как с величайшим преступлением, а в случае если она развязана, осуществлять защиту жертв войны и привлекать к ответственности виновников агрессии и военных преступников.

Грозным предостережением звучит приговор Нюрнбергского Трибунала для тех, кто забывает уроки истории.

 

Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не смеют игнорировать твердо выраженную волю народов и опускаться до двойных стандартов.

Казалось, перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и  свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. 26 миллионов 600 тысяч наших соотечественников погибло в этой кровавой бойне. И больше половины из них — 15 миллионов 400 тысяч — это были мирные граждане.

Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» бывших бравых наци и других многочисленных авторов обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются советские военачальники — без оглядки на истину и действительный ход событий. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Например, рейхсфюрер СС Гиммлер, шеф самых зловещих карательных органов, предстает нежной натурой, сторонником защиты животных, любящим отцом семейства, ненавидящим непристойности в отношении женщин.

Кем была эта «нежная» натура на самом деле? Вот слова Гиммлера, произнесенные публично: «…Как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры, в остальном мне это совершенно все равно. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии…»

Это больше похоже на правду. Это — сама правда. Откровения в полной мере соответствуют образу создателя СС — самой совершенной и изощренной репрессивной организации, творца системы концлагерей, ужасающих людей по сей день.

Теплые краски находятся даже для Гитлера. В фантастическом по объему «гитлероведении» он — и храбрый воин Первой мировой войны, и артистическая натура — художник, знаток архитектуры, и скромный вегетарианец, и образцовый государственный деятель. Есть точка зрения, что, если бы фюрер немецкого народа прекратил свою деятельность в 1939 г., не начав войны, он вошел бы в историю как величайший политик Германии, Европы, мира!

Но есть ли сила, способная освободить Гитлера от ответственности за развязанную им агрессивную, самую кровавую и жестокую мировую бойню? Конечно, позитивная роль ООН в деле послевоенного мира и сотрудничества присутствует, и она абсолютно бесспорна. Но несомненно и то, что эта роль могла быть гораздо весомее.

К счастью, глобальное столкновение не состоялось, но военные блоки нередко балансировали на грани. Локальным конфликтам не было конца. Вспыхивали малые войны с немалыми жертвами, в некоторых странах возникали и утверждались террористические режимы.

Прекращение противостояния блоков и возникновение в 1990-х гг. однополярного мироустройства не добавило ресурсов Организации Объединенных Наций. Некоторые политологи даже высказывают спорное мнение, что ООН в ее нынешнем виде — устаревшая организация, соответствующая реалиям Второй мировой войны, но никак не сегодняшним требованиям.

Приходится констатировать, что рецидивы прошлого в наши дни во многих странах гулким эхом звучат все чаще и чаще. Мы живем в неспокойном и нестабильном мире, год от года все более хрупком и уязвимом. Противоречия между развитыми и остальными государствами становятся все острее. Появились глубокие трещины по границам культур, цивилизаций.

Возникло новое, масштабное зло — терроризм, быстро выросший в самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности намеренное игнорирование международного и внутреннего права, полное пренебрежение моралью, ценностью человеческой жизни. Неожиданные, непредсказуемые атаки, цинизм и жестокость, массовость жертв сеют страх и ужас в странах, которые, казалось, хорошо защищены от любой угрозы.

В самой опасной, международной, разновидности это явление направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно новое, твердое, справедливое слово в борьбе с этим злом, подобное тому, что сказал 65 лет назад германскому фашизму Международный военный трибунал.

Успешный опыт противостояния агрессии и террору времен Второй мировой войны актуален по сей день. Многие подходы применимы один к одному, другие нуждаются в переосмыслении, развитии. Впрочем, выводы вы можете сделать сами. Время — суровый судья. Оно абсолютно. Будучи не детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, — будь то конкретный человек или целые народы и государства. К сожалению, стрелки на его циферблате никогда не показывают человечеству вектор движения, зато, неумолимо отсчитывая мгновения, время охотно пишет роковые письмена тем, кто пытается с ним фамильярничать.

Да, порой не такая уж бескомпромиссная мать-история взваливала реализацию решений Нюрнбергского трибунала на очень слабые плечи политиков. Поэтому и не удивительно, что коричневая гидра фашизма во многих странах мира вновь подняла голову, а шаманствующие апологеты терроризма каждый день рекрутируют в свои ряды все новых и новых прозелитов.

Деятельность Международного военного трибунала нередко называют «Нюрнбергским эпилогом». В отношении казненных главарей Третьего рейха, распущенных преступных организаций эта метафора вполне оправданна. Но зло, как видим, оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в 1945–1946 гг., в эйфории Великой Победы. Никто сегодня не может утверждать, что свобода и демократия утвердились в мире окончательно и бесповоротно.

В этой связи напрашивается вопрос: сколько и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые воплотились бы в добрые дела и стали прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов, а также на уважении прав личности…

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *